Психологические признаки достоверности показаний участника судопроизводства

   В процессе проведения судебных психологических экспертиз нередко встречаются ситуации, когда в ходе направленной психологической беседы подэкспертный сообщает информацию, которая частично не согласуется с материалами дела, либо с информацией, которую предоставляет противоположная сторона. Бывает даже так, что один родитель говорит одно, второй родитель сообщает другое, дети вовсе описывает ситуацию третьим образом. И это может стать препятствием в построении непротиворечивой и полной картины происходящего.


  Заметим, что одной из главных задач, которая стоит перед судебным экспертом психологом – это максимально достоверно, однозначно ответить на вопросы суда, а не судить «кто прав, кто виноват». Даже лингвистически «судить» – прерогатива судьи. Согласно юридическому критерию компетенции судебно-психологической экспертизы, эксперт психолог не имеет права делать выводы о наличии/отсутствии ложных показаний, ибо это является грубым нарушением норм права. Это значит, что если эксперт и встречается с противоречивыми показаниями, то он учитывает все возможные варианты.


  Тем не менее, отвечая на вопросы суда, квалифицированный и грамотный эксперт старается составить наиболее достоверную и полную картину происходящего, провести комплексный и системный анализ всех имеющихся данных: материалы дела, показания подэкспертных в ходе направленной психологической беседы, результаты психодиагностического исследования, что является важным условием объективности работы судебного эксперта психолога.


  Умение обратить внимание на недостоверность показаний в ходе беседы и задать целенаправленные уточняющие вопросы, помогает получить наиболее полную информацию от подэкспертного и, по итогам работы, наиболее полно и достоверно ответить на вопросы суда, т.е. выполнить основную задачу судебного эксперта психолога.


  Для заинтересованных данной темой существует уже немало исследований и практических пособий. Одно из них привлекло моё внимание.


Авторы научно-практического пособия под названием «Методика выявления признаков достоверности/недостоверности информации, сообщаемой участниками уголовного судопроизводства» (А.М. Багмет и соавторы) обращают внимание на 4 основных положения методики диагностики психологических признаков достоверности (недостоверности) показаний:


1) признаки явления; эксперт имеет право говорить только о тех или иных признаках явления, а не о самом явлении, поскольку эксперт, исследуя достоверность показаний, не может выходить за пределы своей компетенции;

  • 2) эксперт-психолог может высказывать суждение только о психологических признаках явления, по причине специфики предмета своей профессиональной деятельности;

  • 3) в экспертизе должны быть представлены одновременно как выводы о достоверности, так и недостоверности показаний подэкспертного (исследуемого, наблюдаемого), для обеспечения гарантий объективности экспертного заключения и неоказания психологического воздействия на внутреннее убеждение следователя (суда);

  • 4) выводы о достоверности/недостоверности показаний подэкспертного должны конкретизироваться относительно конкретных тематических фрагментов (сегментов речи), а не в отношении всего текста его показаний (по всем материалам уголовного дела).


  Таким образом, судебный эксперт психолог способен выявить психологические признаки достоверности/недостоверности показаний конкретного сегмента речи. О данном виде судебно-психологических экспертиз будет идти речь в другой статье, а сейчас предлагаю обратить внимание на то, какие критерии достоверности показаний (которые некоторые авторы оценочно называют «искренними», «правдивыми» и т.п.) описываются и утверждаются в ходе научных исследований различными авторами (Н.И. Гаврилов, А.И. Панкин и др.).


Достоверные, «искренние» показания характеризуются следующим образом:


  • 1) как правило, высказываются «своими словами»;

  • 2) индивидуализированы и носят уникальный характер, в них много деталей, событий и конкретных участвующих лиц;

  • 3) чаще встречаются несоответствия, несогласованность деталей, что отражает факты реальной, полной противоречий, жизни;

  • 4) содержат сравнительно большое количество личностных, эмоциональных моментов, связанных с описываемым событием

  • 5) проявляется истинная личная позиция человека, его убеждённость; он говорит от своего имени, не прибегая к не свойственной ему социальной роли (работника органа правопорядка, врача, чиновника и др.);

  • 6) не свойственна исключительно позитивная информация говорящего о себе (человек сообщает и своих недостатках, например);

  • 7) не встречается уклонение от ответа на прямой вопрос;

  • 8) при отсутствии вопроса, как правило, те утверждения, которые были сказаны ранее, не повторяются;

  • 9) человек выражает сомнения в собственных словах и допускает, что некоторые его показания неправдоподобны;

  • 10) как правило, положение тела у человека, дающего достоверные показания, свободное, раскованное.


Недостоверные, «ложные» показания имеют, как правило, следующие особенности:


  • 1) ограничены уровнем знаний и опытом, полученным лицом до предшествовавшего события;

  • 2) для придания большей значимости изобилуют сложной терминологией (медицинской, правовой и т.д.);

  • 3) схематичны и лишены неповторимости и индивидуальности;

  • 4) обычно не встречаются несоответствия, несуразности – все факты «приглажены» и согласованы;

  • 5) лишены эмоциональных оттенков, относящихся к предмету описания, либо неожиданны по своей эмоциональной окраске;

  • 6) чаще проявляется позиция стороннего наблюдателя («так обычно делают», «так говорят», «таким образом надо поступать» и т.п.); кроме того, возможно занятие позиции, выгодной для говорящего («борца за справедливость», «критика социальных недостатков» и др.)

  • 7) как правило, присутствует исключительно позитивная информация говорящего о себе;

  • 8) как правило, присутствует уклонение от ответа на прямой вопрос (либо забывает ответить);

  • 9) в целях воздействия на собеседника те или иные утверждения часто повторяются;

  • 10) часто переключается на абстрактные темы в ходе разговора;

  • 11) часто отмечается нервная подвижность, суетливость, эмоциональная неустойчивость; ярко выраженные отрицательные эмоции; тревожность, скрытая агрессия, грубость; т.е. в поведении допрашиваемого, как правило, выявляются признаки, свидетельствующие о внутреннем психологическом конфликте.


  Авторы особо подчеркивают, что каждый из этих признаков достоверности/недостоверности показаний, рассматриваемый в отдельности, (в том числе – в отрыве от контекста даваемых показаний), не указывает на недостоверность сообщения как таковую. У каждого из приведённых пунктов могут быть разные причины (а не только одна – что человек сообщает недостоверную информацию).


  Таким образом, результаты исследований достоверности/недостоверности показаний и психологии поведения человека в ходе дачи им тех или иных показаний, могут найти своё практическое применение в практике судебного эксперта психолога.

Судебный эксперт-психолог

Благов Илья

Просмотров: 4